Красный мак (балет)

  • Печать

Рейнгольд Глиэр

Либретто М. Курилко. Балетмейстеры В. Тихомиров и Л. Лащилин.Первое представление: Москва, Большой театр, 14 июня 1927 г.

В китайский порт пришел советский корабль. Идет разгрузка. Китайские кули носят тяжелые тюки с товарами. За их работой наблюдают надсмотрщики. Рядом с портом — ресторан, излюбленное место европейцев. Сейчас развлекать гостей явится Tao Хоа — знаменитая актриса, любимица города. Действительно, показывается паланкин, который не-сут кули, и в нем Tao Хоа. Она выходит из паланкина и танцует приветственный танец с веером. Какой-то молодой моряк приглашает Tao Хоа танцевать фокстрот. К ресторану подходит молодой китаец Ли Шан-фу. Он побывал в Европе и воспринял там лишь отрицательные стороны буржуазной цивилизации. Под его взглядом Tao Хоа смущается. Гости ресторана развлекаются. Изнемогающие от работы кули двигаются с трудом. Один из кули, выбившись из сил, падает. Надсмотрщик бьет его, но он не поднимается. Товарищи пытаются вступиться за кули. На помощь надсмотрщикам приходит полиция. Кули бегут на советский корабль и просят моряков вступиться за них. На шум приходит начальник порта Хипс. Он предлагает капитану советского корабля свое содей-ствие. По его мнению, здесь нужно действовать силой. Но капитан придерживается другого взгляда. Переговорив с матросами, капитан решает помочь кули. По свистку капитана матросы выстраиваются, образуя на сходнях корабля две живые цепи, и передают тюки из рук в руки. Благородный поступок советских матросов произвел впечатление не только на кули, но поразил и Tao Хоа. Ей хочется чем-нибудь выразить капитану свой восторг, и она осыпает его цветами. Ли Шан-фу грубо вмешивается в эту сцену: Tao Хоа не должна кокетничать с «большевиком». Он бьет ее. Капитан вступается за обиженную женщину. Как она благодарна капитану! Надев на пальцы длинные золоченые наконечники, Tao Хоа исполняет сиамский та-нец, подражая позам изваяний старых буддийских божеств. Вечер, темнеет. Отдохнувшие кули тоже танцуют. К ним присоединяются малайки и матросы с каботажного корабля. Среди них японцы, негры, норвежцы, американцы, матросы с Малайских островов. Советские матросы не выдерживают. Они съезжают по канатам с корабля и пускаются в пляс под музыку лихой матросской песни «Яблочко». Курильня опиума. Ловкие бои суетятся перед приемом посетителей. Появляется Хипс. Опасаясь «дурного влияния» большевиков, он намерен отделаться от советского капитана. Все обдумано: его нужно заманить в притон, откуда живым он не выйдет. Это приведет в исполнение Ли Шан-фу, а заманить его должна Tao Хоа. Условившись обо всем, Хипс уходит в ресторан дожидаться развязки. Между тем советский капитан, ничего не подозревая, гуляет по набережной со своими матросами. Tao Хоа, не зная цели заговорщиков, приглашает его войти в куриль-ню. Ей поручено увлечь молодого русского моряка. Это со-впадает с ее собственным желанием. Заговорщики делают вид, будто они — случайные по-сетители курильни. Но у Ли Шан-фу нет предлога, чтобы первому напасть на капитана, и он рассчитывает, что, уда-рив Tao Хоа, заставит советского моряка заступиться за нее. Расчет оказывается правильным. Капитан отшвыривает Ли Шан-фу от Tao Хоа. Тогда заговорщики, как будто засту-паясь за товарища, бросаются на капитана с ножами. Tao Хоа загораживает собой моряка, и тот успевает свистком вызвать гуляющих поблизости матросов. Капитан спасен. Появляется Хипс. Он ничем не обна-руживает своей досады,— покушение не удалось, но еще есть время привести свой план в исполнение. Заметив фи- гуру европейца, заговорщики опять хватаются за ножи. Но Хипс намекает, что у него есть другой способ отправить ка-питана на тот свет. Заговорщики расходятся. Старый актер- китаец успокаивает плачущую и испуганную Tao Хоа. Он приказывает хозяину курильни принести трубку с опиумом. Tao Хоа и старик курят опиум и засыпают. Сон Tao Хоа. Ее первые видения смутны. Ей кажется, что она погружается в воду, далее она видит старинный храм с колоссальным изображением Будды, по бокам — статуи богинь. Они сходят с пьедесталов и танцуют. Проходит шествие мужчин и женщин. Они несут на плечах изображение гигантского дракона. Tao Хоа видит и себя. Ее несут на носилках. Все быстрее и быстрее становятся шаги участников шествия. Мужчины начинают воинственную пляску с мечами. Но постепенно все темнеет, сливается, и Tao Хоа видит другую картину. Ей грезится край, где люди счастливы. Там живут феи в «лунных чертогах» у «яшмовых озер». Она уже недалеко от царства счастья. Одна за другой перед ней проносятся легендарные птицы древних сказаний — фениксы. Они преграждают путь Tao Хоа к счастью. И все же девушке удается пройти в заветное царство. Она попадает в волшебный сад, в котором боги и богини окружены цветами разных оттенков, бабочками, кузнечиками. Из земли вырастают маки и лотосы и, оживая, превращаются в девушек. Tao Хоа и здесь не находит покоя. Сюда за ней прилетают фениксы и угрожают ей. Ей сочувствуют лишь красные маки, все остальные цветы — на стороне фениксов. Фантастические видения окружают Tao Хоа. Ей кажется, что она летит в бездонную пропасть. Вечер во дворце начальника порта. Нарядные дамы танцуют с офицерами чарльстон. Для увеселения гостей приглашены европейские и китайские артисты. На огром-ном блюде слуги вносят танцовщицу. Она исполняет танец, который всех приводит в восторг. Бал в полном разгаре. Гости танцуют теперь вальс-бостон. Постепенно они расхо-дятся по другим комнатам. Хипс условливается с Ли Шан- фу отравить во время угощения приглашенного на бал со-ветского капитана. Все это слышит Tao Хоа. Она приходит в ужас. Когда же отец ее и жених говорят, что отравленный чай должна поднести капитану Tao Хоа, силы почти поки-дают ее... В ней происходит мучительная борьба между при-вычкой повиноваться и чувством к человеку, которого она успела полюбить. Хипс по-своему объясняет ее колебания. Он показывает ей драгоценный перстень, который она по-лучит за оказанную «услугу». Он надевает драгоценное кольцо на палец ничего не понимающей Tao Хоа. Девушка машинально принимает подарок. Заговорщики убеждены, что им удалось переманить ее на свою сторону. Появляются советские моряки во главе с капитаном. Узнав Tao Хоа, капитан дружески с ней здоровается и хочет пойти в другую залу, но Tao Хоа умоляет его покинуть вечер. Она говорит капитану о своей любви, становится перед ним на колени, молит, чтобы он увез ее с собой из Китая. Моряку жаль ее как ребенка. Между тем начинаются приготовления к чайной церемонии. Капитану как почетному гостю должна поднести чай знаменитая танцовщица. В Китае, говорит Хипс, это очень сложная процедура. Капитан, ничего не подозревая, с любопытством сле-дит за движениями Tao Хоа. Она кокетливо танцует перед капитаном, то протягивая ему чашку, то отдергивая ее, как только капитан пытается взять ее в руки. Девушка стара-ется отсрочить решительную минуту. Заговорщики доволь-ны, улыбаются, хотя видят, что церемония явно затянулась. Наконец Tao Хоа передает чашку капитану и, когда он подносит ее к губам, выбивает чашку из его рук. Ли Шан-фу, видя, что покушение не удалось, стреляет в капитана, но промахивается. Среди гостей переполох. Все разбегаются. Во дворец между тем проникают «Красные пики», представители ки-тайской бедноты — китайские партизаны. Tao Хоа, поднявшись на балюстраду, смотрит на море. Она видит, как на рейде советский корабль снимается с якоря и уходит в открытое море. Tao Хоа счастлива, что капитан избежал гибели и спасен. В этот момент ее замечает Ли Шан-фу. Вне себя от ярости, считая ее виновницей того, что покушение на капитана не удалось, он стреляет в нее и смертельно ранит. Заговорщики бегут. Один лишь отец Tao Хоа остается с ней. Дворец Хипса в руках китайской бедноты. «Красные пики» поднимают тело Tao Хоа и кладут на носилки, прикрытые красным знаменем. Дети окружают носилки. Очнувшись, Tao Хоа передает детям алый цветок мака, по-даренный ей капитаном. Апофеоз. В небе загорается огромный красный цветок. К нему идет беднота, освобожденная от власти европейцев. На носилки с мертвой Tao Хоа сыплются бесчисленные ле-пестки красного мака.