Сказки Гофмана (опера)

  • Печать

Жак Оффенбах

 

 

Либретто написано Ж. Барбъе по мотивам новелл Э. Т. А. Гофмана. Первое представление состоялось 10 февраля 1881 г. в Париже

 

 

Действие первое.

 

Небольшой нюрнбергский кабачок. За столиками собралась веселая компания. Отовсюду слышатся шутки, звон бокалов заглушается взрывами раскатистого смеха, песнями. Табачный дым сизой пеленой затянул потолок- В погребок медленно входит городской советник Линдорф. Недовольным взглядом окидывает он шумную компанию. Так и есть! В кабачке одни лишь собутыльники поэта Гофмана... Внезапно Линдорф замечает Андреаса, слугу певицы Стеллы, к чарам которой городской советник далеко не равнодушен. В руке у посыльного письмо. Кому оно предназначено? Движимый ревностью, коварный Линдорф допытывается у Андреаса о его тайном поручении. Слуга не в силах устоять против власти золота- Из разорванного конверта выпадает листок бумаги, адресованный поэту Гофману, и... ключ от будуара Стеллы Вне себя от негодования, Линдорф комкает письмо, а ключ прячет в карман: он сам проберется ночью в покои красавицы.
Тем временем хозяин кабачка Лютер вместе с кельнерами выставляет на столы новую партию бутылок: вот-вот должен подойти Гофман. И действительно, распахивается дверь, и входит поэт. Как всегда, с ним его неразлучный друг Никлаус. Вошедших радостно приветствуют пирующие в кабачке. Они предвкушают веселый вечер: Гофман славится среди друзей своим неистощимым остроумием. Но нет, сегодня поэт явно не в духе. У него одно лишь желание — забыться за бокалом доброго старого вина. «Жизнь коротка, так незачем время терять!» — восклицает он и опрокидывает наполненный до краев бокал. Постепенно Гофман начинает хмелеть. С вином возвращается к нему желание веселиться. Он поет друзьям тут же сочиненную им шуточную песенку о чудаке Клейнзаке, жившем в Эйзенахе. Все больше вооду-шевляясь, Гофман начинает путать куплеты. Теперь уже он поет о весне, о своей возлюбленной, о счастье- Один из друзей поэта, Натанаэль, удивленно осведомляется: уж не влюблен ли Гофман? Но поэт, смеясь, лишь отшучивается... Не выдержав, в беседу вступает дотоле молчавший Линдорф- Обращаясь к Гофману, он выражает сомнение, в состоянии ли тот вообще любить кого-нибудь... Задетый замечанием, поэт готов поведать о своих сердечных увлечениях. Но нет, это не будет простым пересказом нескольких любовных историй, случившихся с ним. Фантазируя, Гофман словно стремится разгадать, кто же в действительности его возлюбленная Стелла, что представляет собой та, в которой воплотились для поэта «три души, три сердца»...

 

Действие второе

 

В кабинете физика Спаланцани едет напряженная и необычная работа. Хитроумный изобретатель вместе со своим помощником Кощнилем конструирует большую заводную куклу. Спаланцани спешит: он задумал сегодня вечером представить Олимпию — так назвал он куклу — своим гостям в качестве дочери. Может быть, с ее помощью он вернет деньги, которые ему задолжал разорившийся банкир. Физик беспокоится только, что его выдаст оптик Коппелиус,который тоже принимал участие в создании куклы: оптик изготовил для Олимпии замечательные глаза, ничем не отличающиеся от настоящих.
Случайно в кабинет Спаланцани заходит Гофман. Первый взгляд, который он бросает на Олимпию, оказывается для него роковым.Он чувствует, что без памяти влюблен в эту грациозную и красивую девушку. Думая, что Олимпия спит, поэт с восхищением смотрит на нее. Коппелиус дает Гофману необычные очки. Тому, кто наденет их, все вымышленное покажется действительностью. Зная, что Спаланца-боится, как бы поэт не узнал от него секрета Олимпии,Коппелиус вымогает у физика награду за свое молчание.Хитрый Спаланцани подсовывает оптику денежный вексель на свой прогоревший банк. Коппелиус отказывается от всех прав на куклу.На город спустился вечер. В дом Спаланцани начинаютсобираться приглашенные. В большом просторном зале их встречает хозяин. С каждой минутой гостей становится все больше. В разных углах зала то и дело вспыхивает смех. Появ-ляется Гофман со своим преданным Никлаусом. Они заняты серьезным разговором. Никлаус убеждает поэта приниматьжизнь такой, как она есть, проще смотреть на вещи.
Гостей зовут к столу Одна лишь Олимпия не двигается с места. Воспользовавшись этим, Гофман приближается к девушке. Он хочет немедленно открыть ей свое сердце. Да и сама Олимпия — кажется поэту — ждет его признания. Гоф-
ман пытается нежно обнять любимую. Видя это, Никлаус дружески удерживает Гофмана. Он хочет рассказать все, что услышал за ужином о девушке-кукле. Но тщетно! Влюбленный поэт только отмахивается от друга...
Тем временем Коппелиус обнаруживает, что денежный чек Спаланцани недействителен. Затеяв ссору, он грозит физику во всеуслышание раскрыть его тайну...
В зале раздаются звуки музыки: Спаланцани желает продемонстрировать гостям музыкальные таланты «дочери». Приятный голос и искусное пение Олимпии покоряют слу-шателей. Начинаются танцы Шуршат по паркету платья дам, звенят шпоры кавалеров. Влюбленный Гофман приглашает Олимпию на вальс. Забыв обо всем, поэт с упоением кружится со своей избранницей. Спаланцани, издали наблюдая за ними, довольно улыбается: Но время идет, а кукла вальсирует в прежнем неудержимом темпе. У Гофмана нет сил продолжать этот бешеный танец. Он падает в обморок. Под недоуменные восклицания присутствующих Кошниль спешно уводит Олимпию в соседнюю комнату...
Тем временем поэт приходит в себя. Слабым голосом он осведомляется о самочувствии девушки... В ту же минуту в зал врывается Коппелиус. С дьявольским смехом он громогласно объявляет, что Олимпия... сломалась.
Гости застывают, пораженные услышанным. Горько усмехается Гофман. Да, теперь поэт не может не признать, что жестоко ошибся, приняв куклу за живого человека и влю-бившись в нее.

 

Действие третье.

 

Площадь перед одним из красивейших дворцов Венеции. Вечерние сумерки уже окутали своим покровом здания, пустынные улицы, одиноких прохожих. В темноте вечера, как глаза огромных чудовищ, ярко светятся окна во дворце знатной куртизанки Джульетты. Там сегодня состоится большой ночной бал. Вот последняя запоздавшая пара проскользнула по улице и скрылась за резными воротами дворца...
Залитый морем света просторный зал во дворце. Веселье в разгаре. Вино льется рекой. Смешит гостей своими проделками Питикиначчо.
Красавица Джульетта оказывает всяческие знаки вни-мания Гофману. Это не ускользает от взоров присутствующих и особенно поклонника Джульетты — Шлемиля. Он хорошо понимает, чем грозит ему новый каприз куртизанки.
Никлаус предостерегает своего друга от нового увле-чения. Но Гофман в ответ лишь смеется. Нет, теперь никакая сила не заставит его полюбить женщину! Разговор друзей подслушивает злобный и хитрый колдун Дапертутто. Он задумывает недоброе: сегодня же поэт будет покорен куртизанкой!
Не в силах противиться волшебным чарам Дапертутто, куртизанка начинает злую игру. Кокетничая, она уверяет Гофмана, что хочет навсегда остаться с ним. Единственное препятствие, мешающее осуществлению ее мечты,— это Шлемиль. Влюбленный в Джульетту, он не простит измены» Впрочем, она не страшится Шлемиля, в доказательство чего на завтра же назначает свидание Гофману.
Неожиданно поэт замечает Шлемиля: он следит за влюбленными. Взбешенный, бросается Гофман на соперника. Он должен убить его, чтобы завладеть ключами от будуара Джульетты, которые, по словам куртизанки, Шлемиль всегда носит с собой. Шпага поэта пронзает сердце противника...
Преданный Никлаус пытается увести Гофмана: жизнь поэта в опасности. Но Гофман не слушает друга. Он бросается вслед за куртизанкой, но... видит лишь удаляющуюся гондолу: Джульетта предпочла его обществу прогулку по каналам ночной Венеции... До несчастного поэта доносится лишь ее звонкий смех...

 

Действие четвертое

 

Дом советника Креспеля в провинциальном немецком городке. Слышатся звуки музыки — это поет дочь советника, Антония. Время от времени сильная одышка вынуждает девушку останавливаться. Антония серьезно боЛьна, и врачи давно уже запретили ей петь: ведь и мать девушки, в прошлом известная артистка, умерла тоже от этой болезни. Но Антония, забыв о запрете, снова и снова начинает песню. Ее прерывает внезапный приход отца. Советник, обеспокоенный здоровьем дочери, еще раньше взял с нее обещание не заниматься музыкой. Тревожит Креспеля и увлечение Антонии Гофманом, которое, как чувствует отец, перерастает в горячую любовь. А одинокий советник не хочет расставаться с единственной дочерью...
Недовольно покачивая головой, Креспель оставляет Антонию одну. Слугам приказано никого не пускать в дом.
Но Гофману удается проникнуть к любимой. Снова си-дит он в ее комнате, видит перед собой ласковое лицо, целует нежные щеки, шею... Девушка счастливо смеется и начинает петь. Однако злая болезнь вновь напоминает о себе...
Неожиданно входит Креспель. Гофман скрывается в окно.
Слуги докладывают хозяину, что с визитом прибыл доктор Миракль. Креспель, ненавидящий этого человека, решает не впускать его, но... Миракль уже в комнате.
Доктор объясняет Креспелю о своем желании осмотреть Антонию — ведь она так опасно больна. Его взгляд гипноти-зирует советника, и тот не в состоянии отказать Мираклю.
А доктор, как злой демон, заставляет девушку... петь. Пусть Антония посмотрит на портрет матери — он оживает! Мать тоже просит ее спеть». И девушка поет все громче и громче... Внезапно как подкошенная она падает на пол.
Вбегают Никлаус и Гофман. Тщетны их усилия привести Антонию в чувство. Ее сердце не бьется.
В отчаянии склоняется поэт над холодеющем телом любимой...
Заключительная картина. Снова погребок. За тем же столом сидит Гофман с друзьями. Поэт только что окончил свой печальный рассказ Лишь сейчас стал понятен со-бравшимся глубокий смысл его слов. Поэт раскрыл им свое сердце, поведав историю единственной, мучительной любви-
Звенит хрусталь бокалов. «К чертям любовь!» — восклицают пирующие. Пьянея, Гофман в полубреду призывает свою музу. И тотчас падает без сознания...
В кабачок медленно спускается Стелла. Она пришла за поэтом. Но, видя его распростертым на полу, она тотчас же покидает погребок. Линдорф услужливо распахивает перед нею дверь.
Лишь песни пирующих летят им вслед.
.