Собор Парижской Богоматери (балет)

  • Печать

Морис Жарр

Автор либретто и балетмейстер Р. Пети.Первое представление: Париж, «Гранд-Опера», 11 декабря 1965 г.

 

 

Действие первое

Картина первая. Праздник шутов. 1482 год. Париж Людовика XI. Горожане и сельские жители собираются, чтобы повеселиться на Празднике шутов. Тот, кто изобразит самую страшную гримасу и будет кривляться смешнее всех, получит титул «Папа шутов». Неожиданно появляется человек, затмивший всех осталь-ных,— это горбатый и хромой Квазимодо, звонарь собора Парижской Богоматери. Но он не прилагает усилий, чтобы казаться уродливым: таким его сотворила природа. Увидев его, толпа замирает, затем объявляет его Папой шутов и образует комическую процессию.

Картина вторая. Молитва. Нарушает праздник Клод Фролло, который напоминает всем, что Бог дает жизнь не для развлечений, а для молитв и покаяний. Пристыженный Квазимодо покорно ложится к его ногам. Фролло он обязан жизнью: покинутого ребенка едва не сожгли на костре, увидев в его уродстве печать дьявола, но священник подобрал его, воспитал и сделал звонарем собора. Под маской неуязвимой добродетели Клод Фролло скрывает душу, терзаемую страсть с той минуты, как он увидел пляшущую на площади у собора мо-лодую цыганку Эсмеральду. Тщетно пытается он молиться — звон бубна Эсмеральды заглушает молитву в его со-знании и душе.

Картина третья. Эсмеральда. А вот и она сама — такая прекрасная, что «Бог пред-почел бы ее Святой Деве». Обезумевший Фролло приказывает Квазимодо похитить Эсмеральду.

Картина четвертая Погоня. Начинается погоня за Эсмеральдой по ночному Пари-жу, среди бродяг, калек, нищих, воров, бандитов, чье цар-ство наступает с приходом темноты.

Картина пятая Позорный столб.Эсмеральда спасена отрядом стрелков, которым ко-мандует капитан Феб. Цыганка покорена красотой и благо-родными манерами офицера. Стрелки ведут Квазимодо к позорному столбу, избивая его на глазах толпы, которая восхищена этим зрелищем. Одна Эсмеральда полна жало-сти к звонарю, от которого она бежала в страхе. Она проби-рается сквозь толпу, чтобы дать ему напиться. Выражение сочувствия, единственное за всю его жизнь, да еще от де-вушки, которая так же прекрасна, как он безобразен, глу-боко потрясает Квазимодо.

Картина шестая. Солдаты.

Картина седьмая. Таверна. Эсмеральда уже забыла о Квазимодо. Она полна любви к Фебу. Он ведет девушку в таверну, где вскоре они остаются одни... Но из темноты, оказывается, за ними следит Клод Фролло. Сгорая от ярости и ревности, он поражает Феба кинжалом и скрывается. Солдаты уводят Эсмеральду — все обстоятельства убийства офицера убеждают в ее виновности.

Картина восьмая. Суд.

Картина девятая. Виселица. Обвиненной в разврате, убийстве и колдовстве Эсме- ральде не от кого ждать снисхождения. Подстрекаемые Клодом Фролло, все требуют для нее виселицы. Неожидан-но появившийся Квазимодо вырывает Эсмеральду у стра-жи и скрывается с ней в одной из башен собора, дающего право на убежище. Как ни велик гнев Клода Фролло, он вынужден остановить людей, пытающихся ворваться туда. Впрочем, настроение толпы быстро меняется — ей по душе смелость Квазимодо.

Действие второе

Картина десятая. Колокольня. Квазимодо настороженно обходит свои владения. Удостоверившись, что ничто не грозит Эсмеральде, он восторженно бьет во все колокола.

Картина одиннадцатая. Эсмеральда и Квазимодо. Эсмеральда нежно благодарит Квазимодо. Он показывает ей собор. Усталая, она вскоре засыпает. Звонарь сторожит ее сон, затем, уверенный в ее безопасности, уходит. Воспользовавшись отсутствием Квазимодо, Клод Фролло проникает к Эсмеральде. Убедившись в ее отвращении к нему, Фролло приходит в ярость.

Картина двенадцатая. Осада собора. Право на убежище в соборе отменено. Солдаты и толпа атакуют собор. Квазимодо тщетно пытается остановить их.

Картина тринадцатая. Казнь. Похоронная процессия сопровождает Эсмеральду к виселице. Палач выполняет свою страшную обязанность. Обезумевший от горя Квазимодо кидается на своего благодетеля, в котором видит теперь злодея. Мертвым камнем с башни собора падает Клод Фролло, а Квазимодо уносит тело той, которую любил.