Аида (опера)

  • Печать

Джузеппе Верди

Либретто по сценарию О. Мариэтта написано А. Гисланцони. Первое представление состоялось 24 декабря 1871 г. в Каире.

 

Действие первое.

Картина первая. Тронный зал во дворце фараона в Мемфисе. Мощные, уходящие ввысь ко¬лонны, гигантские статуи, пышное убранство — все здесь утверждает силу, могущество, власть. Однако верховный жрец Рамфис, встретив в зале начальника дворцовой стра¬жи Радамеса, сообщает тревожную весть: царь Эфиопии со своими воинами вновь перешел границу Египта. Надо немед¬ленно двинуть войска ему навстречу, иначе он осадит столи¬цу. Рамфис направляется в храм Изиды — спросить богиню, кому выпадет честь возглавить поход египтян. Мечтающий о славе Радамес вздыхает: счастлив избранник! Им будет от¬важный и молодой,—многозначительно предрекает Рамфис, давая понять, что верховному служителю Изиды заранее ведомы ее решения.
Окрыленный намеком Радамес, проводив жреца до по-рога, подходит к арке в глубине зала. Через арку видны бога¬тые городские кварталы, сады. О, избери богиня его — он не посрамит родного города. Поход... Победа... Мемфис рукопле¬щет, предлагает любую награду... Радамес же, вместо всех со¬кровищ, попросит единственную жемчужину — юную Аиду, рабыню дочери фараона Амнерис.
О чем он мечтает? — спрашивает Амнерис, появляясь в сопровождении Аиды. Она пытливо смотрит на Радамеса. Правда, до женской половины дворца тоже дошел слух о на-шествии врагов. Но пока это слух. И стоит ли серьезно ду-мать о дерзких эфиопах? Египтяне всегда их побеждали, жи-вое доказательство этому — пленная Аида. Так что не судь¬ба родины волнует сейчас гордую дочь фараона. Ее гнетет другое. Страстно влюбленная в красивого начальника двор-цовой стражи, она нередко перехватывает его нежные взгля-ды, устремленные на Аиду. Неужто Радамес предпочел ей рабыню?

В зал входит фараон, окруженный жрецами, гвардией, толпой придворных. Он собрал всех сюда, чтобы выслушать донесения с границы. Позвать гонца!
Распростершись у трона, гонец подтверждает тревож-ную весть: царь Эфиопии Амонасро вторгся со своими полчи¬щами в пределы Египта. Захватил Фивы, грозит Мемфису!
По залу проносится ропот возмущения, переходящий в радостный гул, когда фараон возвещает: «В битву! Гибель врагам!» А после объявления верховным жрецом воли Изи¬ды — богиня избрала полководцем Радамеса — все востор-женно приветствуют избранника.
Лишь Аида, побледнев, не может вымолвить ни слова. Страшное испытание послала ей судьба! Никому во дворце не известно, что она — дочь царя эфиопов Амонасро. Если победит отец—погибнет Радамес, которого она беззаветно полюбила. Если боги даруют удачу Радамесу — будут повер¬жены ее отец, братья... Горе ей! Она даже не знает, за кого молиться!
Картина вторая. Храм бога Ра в Мемфисе. Струя¬щийся с купола таинственный свет мягко обволакивает ряды колонн, фигуры жрецов, алтарь, у подножия которого склонился Радамес. Над головой полководца развернулось серебряное покрывало. Рамфис подает меч, достойное ору-жие предков. Всесильный Ра поможет Радамесу разить им врагов. Жрецы молят о даровании победы, жрицы изгиба-ются в священном танце... На рассвете Радамес поведет вой-ска в бой.

Действие второе.

Картина первая. Одна из комнат в покоях Амнерис. Рабыни украшают дочь фараона к пред-стоящему празднеству—триумфальной встрече Радамеса.
Разгром неприятеля, успех того, кого она так упорно ждала, близкое свидание радуют Амнерис, будят в ней меч-ты о грядущем. И все же легкое облачко беспокойства бро-сает тень на ее счастье. Аида... Только ли участь разбитых наголову эфиопов заставляет рабыню лить слезы? Или она продолжает надеяться на невозможное? Выпытать это луч-ше всего сейчас, пока рабыня не знает о возвращении пол-ководца.
Отослав невольниц, Амнерис зовет Аиду. Бедняжка все еще горюет? Ничего, после ночи приходит день... Затем, рас-считывая внезапной новостью скорее вырвать признание, она сообщает о «смерти» Радамеса: герой погиб в последнем бою.
Вскрикнув, Аида закрывает лицо руками. Однако Ам-нерис продолжает игру. «Я пошутила,— говорит она, усмеха¬ясь.— Радамес не умер...» И то, что следует за этим, приводит надменную дочь фараона в бешенство. По щекам Аиды текут слезы, зато глаза... Они сияют таким восторгом, что сомневать¬ся нельзя: рабыня любит. Не только любит — надеется! Как она смеет, презренная!
«Ты соперница? Так будь же ею!» — восклицает в са-мозабвении Аида. Истерзанная горем, она едва не призна-ется: она тоже царская дочь! Но, вовремя спохватившись, опускается к ногам Амнерис: госпожа простит! Удел госпо¬жи — счастье, удел рабыни — скорбь.
Мольбы бесполезны. Амнерис приказывает: рабыня забудет Радамеса. Или умрет! А за то, что она осмелилась соперничать, ее подвергнут такому унижению, какое раз и навсегда научит дерзкую покорности.
Картина вторая. Огромная площадь в освобожденных Фивах заполнена народом. На трон, воздвигнутый против храма, поднимается фараон с дочерью. Вокруг размещают¬ся жрецы, свита, дворцовая стража. Поодаль, но так, чтобы быть под рукой, рабы. Среди них Аида.
Празднество начинается парадным шествием. Под зву-ки торжественного марша мимо трона проходят войска егип¬тян Танцовщицы, скользя в пляске, показывают толпе драго¬ценности побежденных. Несут знамена, статуи богов, трофеи. Едут колесницы, ведут боевых коней. И, наконец, появляется тот, кого так нетерпеливо ждут. «Слава герою! Слава!» — не¬сется по площади. Жрицы устилают путь Радамеса цветами, красивейшие девушки воспевают его доблесть. Сам фараон обнимает победителя: «Требуй, что пожелаешь!» Амнерис, увенчав избранника лавровым венком, указывает ему место рядом с собой При этом она не может удержаться, чтобы не взглянуть на Аиду. Каково сопернице?
Аида в отчаянии. Униженная, затерявшаяся среди ра-бов, она убеждена, что забыта Радамесом. Может ли быть что-либо горше?
Мимо трона проводят длинную вереницу пленных. Пе¬чальную процессию замыкает Амонасро. И Аида, забыв о себе, кидается ему на шею. Отец в кандалах! «Не выда¬вай»,— шепчет ей Амонасро. Потом, назвавшись одним из военачальников, он утверждает, что царь эфиопов убит. Он сам был тому свидетелем. Это позволяет побежденным на-деяться на милосердие. Пощады, великий фараон!
Пощады! — взывает народ. Пощады! — плачет Аида. Пощады! — падают ниц побежденные. Однако Рамфис, а за ним и остальные жрецы требуют казни. Их воля—воля богов. Но Радамес, которому обещано все, что он пожела¬ет, просит освободить взятых в плен. И верховный жрец вынужден уступить. Единственно, чего ему удается до-биться,— это оставить, на всякий случай, Аиду и ее отца заложниками. В заключение празднества фараон провоз-глашает: он отдает руку дочери освободителю Египта. Сла¬ва Радамесу!
Страна рукоплещет. Радамес достиг высшей власти. Однако он ощущает боль и смятение. Одна слеза Аиды ему дороже всех алмазов Амнерис!

Действие третье

. Обрывистый берег Нила. Луна ярко освещает поверхность воды, пальмы, храм Изиды на высоком уступе. Среди камней причаливает лодка. Из нее выходят верховный жрец, Амнерис, несколько женщин. Друг за другом поднимаются они по тропинке в храм, чтобы испросить согласия богини на брак дочери фараона.
Скрывшись за утесом, Аида испуганно глядит им вслед. Она ждет здесь Радамеса. Что он скажет? Если это их последнее свидание, Нил будет ей могилой. Все здесь ей чуждо — и природа, и люди. С тоской вспоминает Аида род-ной край — лазурное небо, прозрачный воздух, кристаль-ные ручьи. Нет, не суждено ей, заложнице, возвратиться в родные горы и рощи!
Хрустнул прибрежный песок. Среди пальм скользит тень. «Радамес»,— тихо окликает Аида.
Она ошиблась. Это Амонасро. Он следил за дочерью и знает все. О ее любви, ее страданиях. О том, что она должна встретиться здесь с Радамесом. Дитя™ Разве она не хочет быть опять свободной? Увццеть родину? Повергнуть Амнерис™ Она любит Радамеса? Что ж, царевна, как равная, протянет ему РУКУ-
Затаив дыхание, Аида смотрит на отца. За день блажен-ства, какое он сулит, она пожертвует жизнью. Но кто в силах подарить ей такое счастье? «Ты сама!» — отвечает Амонас¬ро. Эфиопы снова восстали. Чтобы их сломить, Радамес по¬ведет войска. Дочь должна выпытать у него, какой дорогой пойдут египтяне. Амонасро нападет врасплох.
Аида отшатывается. Невозможно! Отец уговаривает. Просит. Напоминает о родине, матери, братьях. Проклинает. Грозит. Наконец с издевкой бросает ей в лицо: «Презренная раба!» Услышав это, Аида вскидывает голову Нет, не раба! Она согласна... Обрадованный Амонасро прячется за ствол пальмы — оттуда он услышит все.
Тишина. Ожидание. И вот — Радамес. Обняв Аиду, он клянется: любит ее одну. Воинский долг призывает его вто-рично возглавить поход. Но, вернувшись, он упросит фарао-на расторгнуть помолвку с Амнерис. Аида возражает. Дочь фараона не уступит, их ждет гибель... Есть иной выход — бег¬ство. Родина Аиды, царской дочери, даст им приют.
Радамес поражен. Изменить отчизне?! Никогда! Но Аида молит, и он колеблется. Затем, уступая любви, согла-шается. Надо бежать, опередив войска. Армия пройдет че¬рез ущелье Напата,— выдает он, забывшись, военную тайну. И видит в тени пальмы человека. Кто это?! «Кто нас подслу-шал?..» «Отец Аиды. Эфиопский царь»,— появляется Амо-насро.
Но подслушал не только Амонасро. «Предатель!» — падает сверху крик Амнерис. Покинув храм, дочь фараона заметила нареченного с рабыней. В гневе призывает она Рамфиса. Жрец зовет стражу. «Бегите!» — говорит Радамес Амонасро, задерживая стражу. Аида с отцом исчезают в расщелинах. А теперь... «Я твой пленник, великий жрец»,— подходит Радамес к Рамфису.

Действие четвертое.

Картина первая. Зал во двор¬це фараона. За колоннами большая дверь, ведущая в подзе-мелье, где судят особо важных преступников.
У двери — неподвижная Амнерис. Во власти противо-речивых чувств — ненависти и любовной страсти,— она не знает, что предпринять. Наконец отдает страже распоряже-ние привести узника.
Входит Радамес. При виде его Амнерис решает: спас¬ти! Но спасти для себя. Удалив стражу, она обещает Радаме- су свободу, богатство, трон. Свои ласки. Все блага мира, если он забудет Аиду. На что ему жизнь без любви и чести? — от-страняет ее Радамес. «Так ты умрешь, безумец!» — и Амне¬рис зовет стражу.
Потом она с ужасом следит за тем, как жрецы спуска-ются в судилище. Приникнув к тяжелой двери, жадно ловит обрывки доносящихся фраз. «Изменил!» —решают судьи. Охваченная страхом Амнерис кидается им навстречу. Она любит! Они должны простить Радамеса. Но на жрецов не дей¬ствуют ни мольбы, ни проклятия. Изменник будет заживо замурован в скале.
Картина вторая. Мрачное, узкое подземелье под хра¬мом бога Ра в Мемфисе. Заключенный в этот каменный ме¬шок, Радамес слышит, как закладывают над ним последнюю глыбу. Кончено. Он погиб!
Как бы в ответ на его мысли во мраке раздается стон. Кто может быть здесь?
Аида обнимает Радамеса. После гибели отца она верну-лась в Мемфис. Узнав об участи любимого, решила разделить ее. Проникла сюда... Теперь их никто не разлучит!
Целуя Аиду, ловя ее дыхание, Радамес понимает: из-мученная, раненная во время бегства, она умирает. Вскоре он уйдет вслед за ней. Но, обреченные, они впервые счастли¬вы: они вместе.
А над их головами, рухнув в безнадежной молитве на каменные плиты храма, лежит в траурной одежде сражен¬ная горем Амнерис.