Бал-маскарад (Амелия) (опера)

  • Печать

Джузеппе Верди

 

Либретто А. Сомма по сюжету, сочиненному Э. Скрибом для оперы Д. Обера «Густав III, или Бал-маскарад». Первое представление состоялось 17 февраля 1859 г. в Риме.

 

Действие первое.

Зал во дворце губернатора Бос-тона, графа Ричарда Варвика. В ожидании приема толпят¬ся сановники, придворные, просители. Большинство из них искренне восхищены благородным и щедрым правителем. Однако вместе с друзьями графа во дворец проникли и его враги. Задумав убить губернатора, заговорщики ждут под-ходящего Момента.
В зал входит Ричард. Дружески приветствуя собрав-шихся, он с охотой принимает просьбы! Знать нужды наро-да — долг правителя, благодарные улыбки получивших по-мощь — лучшая для него награда. Когда же любимец графа, веселый, беспечный паж Оскар приносит список приглашен¬ных во дворец на предстоящий бал-маскарад, Ричард не мо¬жет сдержать нахлынувшей радости: в списке имя той, что Царит в его сердце. Правда, Амелия—жена преданного дру-
га графа, личного секретаря Ренато... И все же... Хотя бы еще раз увидеть любимую, говорить с ней.
Волнующие мечты прерывает появление Ренато. Сек¬ретарь мрачен. Почему? — смущается, словно уличенный в проступке, Ричард. Но Ренато не подозревает о чувстве пра¬вителя к Амелии. Он удручен раскрытым им заговором про¬тив губернатора. Имена заговорщиков... Не надо! — с облег¬чением отмахивается Ричард. Знать имена,— объясняет он Ренато,— значит пролить чью-то кровь. Это лишнее. Любовь народа и милость неба — его надежная защита.
Паж докладывает о приходе верховного судьи, подго-товившего указ об изгнании из края гадалки Ульрики. Ее дом, день и ночь набитый посетителями, стал приютом для всяко¬го сброда. Однако Ричард по-прежнему не проявляет беспо-койства. Выслушав судью и балагура-пажа, вступившегося за гадалку, граф, вместо того чтобы подписать указ, прини¬мает неожиданное решение: он сам пойдет к ворожее. Про¬верит, что там происходит...
Ренато встревожен. Безрассудная храбрость правите¬ля может быть гибельной: заговорщики хотят лишить его жизни... Напрасные уговоры! Увлеченный новой затеей, Ри¬чард приглашает придворных принять участие в забавном приключении. Сегодня в три часа дня они все соберутся в маскарадных костюмах в доме гадалки Ульрики. Секретарь вынужден подчиниться. Но отныне к его обязанностям при-бавится еще одна: всюду следовать за правителем, чтобы охранять его жизнь.

Действие второе.

Жилище Ульрики. Ричард, одетый в костюм рыбака, с трудом пробивается в толпе к знамени¬той гадалке. Раскаленный горн, котел с дымящимся зельем, • крики совы, неистовые, наводящие на окружающих трепет заклинания Ульрики забавляют Ричарда. Граф даже не прочь подшутить над легковерными, благо представился удобный случай: к колдунье обратился за предсказанием матрос Силь- вано, прослуживший во флоте больше пятнадцати лет. Уль- рика сулит ему награду? Что ж, честный малый ее заслужил™ Улыбаясь, Ричард вынимает из своей куртки сверток, что- то пишет на нем, затем сует его под плащ Сильвано. И вскоре весело смеется над общим изумлением, вызванным неожи-данной находкой в кармане матроса.
В хижину через потайную дверь входит женщина. Аме¬лия?! — поражен граф. По знаку гадалки люди расходятся. Остается лишь Ричард. Он не в силах уйти... Авось, ворожея не заметит его за занавеской.
Амелия просит Ульрику дать ей средство от преступ¬ной страсти. Она, замужняя женщина, полюбила правителя Бостона!.. Ульрика обещает помочь. Но для того, чтобы сред-ство было действенным, Амелия должна пойти ровно в пол¬ночь за городскую стену. Там, на склоне дикого ущелья, рас¬тет трава, которая, по преданью, обагрена кровью убитого. Надо сорвать траву..
Амелия уходит. Хижина Ульрики вновь наполняется людьми. Среди них паж Оскар, придворные в маскарадных костюмах. Тут же заговорщики. Нападение на графа во дво¬ре не удалось. Может, им повезет сейчас?.. Упоенный Ричард узнаёт придворных и не узнаёт. Ему кажется, что все вдруг изменилось. Амелия его любит! Нынешней ночью он будет вместе с ней в ущелье! Зачем? Он сам не знает. Защитить? Вырвать признание?..
Он направляется к Ульрике. Своим разговором с Аме¬лией она дала ему счастье, пусть погадает и о дальнейшем Что ждет его, бедного рыбака?
Ульрика долго вглядывается в протянутую ладонь. «Не хотелось бы предрекать дурное,— отвечает после молчания гадалка,— однако линии судьбы пророчат смерть. Да, кра-сивого, молодого рыбака убьет тот, кто первый подаст ему руку». «Как я рад!» — смеется, не веря, Ричард. И заметив входящего в дверь Ренато, крепко жмет ему руку. А за то, что знаменитая кудесница не сумела опознать в рыбаке пра¬вителя Бостона, он отменит указ об ее изгнании. Пока же_ пусть получит кошелек!
Заговорщики и на этот раз вынуждены отступить: вос-торженная толпа окружает графа. Громче всех чествуют правителя Сильвано с друзьями. Подумать только, на сверт¬ке, найденном в кармане простого матроса, было написано «Офицеру Сильвано от графа Варвика»! Да здравствует щед¬рый, справедливый Варвик!.. «Ну можно ли, глядя на них, опа¬саться заговора?» — спрашивает секретаря растроганный Ричард.

Действие третье.

Пустынная местность в окрестностях Бостона. Луна льет тусклый свет на склоны ущелья. Полночь.
С холма медленно спускается Амелия. Она так взволно-ванна, что даже шорох собственного Плаща пугает ее. Долг при¬казывает ей идти сюда. Долг, но не чувство. Если она вырвет из сердца свою любовь к Ричарду, оно опустеет... Но что это? Что за призрак движется навстречу? Граф?! Пусть он сжа¬лится над ней!
Ричард преклоняет колено. Его жизнь принадлежит любимой! Он жаждет одного лишь слова... И, покоренная его чувством, смятенная женщина признается: она любит тоже...
Чьи-то шаги заставляют их опомниться. Амелия в ужа¬се закрывает лицо вуалью: муж!
Не узнав жены, закутанной в длинный, широкий плащ, Ренато просит графа немедленно скрыться. Заговорщики выследили правителя. Они уже близко, их много! Нет, граф должен оставить даму, иначе его быстро настигнут.
РиЧард отказывается покинуть Амелию. Но когда Рена-то поднимается на холм посмотреть, где заговорщики, Аме-лия требует: во имя их любви он уйдет! — Во имя долга пра-вителя он не будет медлить! — настаивает и возвратившийся Ренато. Их уговоры в конце концов убеждают Ричарда усту-пить. С условием: Ренато проводит даму до города, не загово¬рив с ней, не пытаясь узнать, кто она. «Клянусь»,—обещает Ренато.
Едва Ричард успевает скрыться, как появляются заго-ворщики. Они поражены, увидев вместо правителя его сек-ретаря. А кто же дама? Долой вуаль! «Прочь!» — выхваты-вает Ренато шпагу, против которой тотчас же обнажаются десятки клинков. Вскрикнув, Амелия кидается к мужу. Ву¬аль падает. И тут же хохот, насмешки, улюлюканье оглаша¬ют ущелье. «Значит, красотка графа—жена преданного сек-ретаря?» — глумятся заговорщики. Но не их издевательства и угрозы разгласить новость по всей округе потрясают Рена-то. Он сражен иным. РиЧард... Как мог Ричард так отплатить ^
ему за верность! «Я обещал проводить вас до городских во¬рот,— обращается, наконец, Ренато к Амелии.— Идем!..»

Действие четвертое.

Картина первая. Кабинет в доме Ренато. Амелия видит: муж закрывает дверь, берет шпагу. Боже... что он задумал? Она готова присягнуть: граф Ричард не был с ней близок... «Молчи»,— обрывает Ренато. Ни мольбы, ни слезы, ни клятвы не спасут ее! Но когда измучен¬ная женщина, упав на колени, умоляет супруга об единствен¬ной милости — проститься перед смертью с маленьким сыном, Ренато отбрасывает шпагу. Нет, не на слабое, беззащитное создание обрушит он свой гнев. Пусть она поспешит к ребен¬ку. Может, любовь к сыну заставит ее раскаяться в вине.
После ухода жены Ренато приближается к портрету графа Ричарда. Вот кто обрек его на страдание! Погубил его честь, семью! Превратил любовь в ненависть!
Охваченный яростью, он не сразу замечает необычных гостей, возникших на пороге комнаты. Это главари заговор¬щиков,— им было приказано явиться сегодня. Встревожен¬ные, они думают, что секретарь правителя, раскрыв заговор, вызвал их на допрос. Однако Ренато объявляет: с этого дня он с ними заодно. Порукой тому — жизнь его сына. Он отдает им малютку заложником. А теперь они кинут жребий, кому уничтожить графа.
Ренато берет с камина вазу. Сейчас он опустит в нее три билетика с именами. «Кстати, провидение послало сюда и ан¬гела, чтобы вытащить жребий»,— добавляет он, увидев в дверях кабинета Амелию.
Почуяв недоброе, Амелия отступает. Она зашла на ми¬нутку™ Паж Оскар принес приглашение во дворец, на бал-мас¬карад. Она откажется™ Но Ренато заставляет жену остаться и вынуть из вазы одну из бумажек. Судьба милостива к нему: на билете его имя!
Амелии нетрудно догадаться: на графа готовится по-кушение. Она в отчаянии. Как предупредить Ричарда об опас¬ности и вместе с тем не выдать Ренато, который до роковой ночи был к ней всегда добр?

Картина вторая. Огромный зал во дворце губернатора сияет огнями. С минуты на минуту начнут съезжаться гости.
Пока же Ричард один. В горестном раздумье стоит он возле стола. Ему неизвестно, что случилось с Амелией после его вынужденного бегства из ущелья. Но это бегство, самоотвержен¬ность Ренато, ужас Амелии — все напоминает ему о чести и долге. Он не имеет права встречаться с любимой! Поэтому, чтобы отрезать себе пути, он отправит Ренато послом в Анг¬лию. Вместе с мужем уедет и она... Точно опасаясь сомнений, Ричард берет со стола указ о новом назначении секретаря, бы¬стро подписывает его, прячет в карман.
Вбегает оживленный, нарядный паж Оскар: правите-лю письмо от незнакомки! Граф вскрывает конверт, читает, Амелия предупреждает об опасности... Ах, что стоит опас¬ность, если можно встретить любимую, проститься с ней? — накидывает домино на плечи Ричард.
Множество гостей, музыка, танцующие пары, смех,— праздник, по мнению всех, удался на славу. Пестрым мотыль¬ком порхает Оскар среди прелестных масок. Ренато, угадав в мотыльке беспечного юношу, требует, чтобы тот сказал ему, в каком костюме граф. Это нужно для безопасности правите¬ля,— поясняет он. Паж, привыкший верить секретарю, со¬общает: граф Ричард в черном домино с розовым бантом.
Амелия, встретив в толпе черное домино, узнает люби¬мого. Испуганная, она заклинает графа покинуть бал. Нельзя терять ни секунды, ему грозит смерть! Но Ричард не хочет думать ни об опасности, ни о заговорщиках. Услышав голос Амелии, он думает лишь об одном: о ней. Самой прекрасной, желанной и... недоступной. Да, недоступной, потому что долг велит им расстаться. Она уедет с мужем... «Прощай.» Прости!»» — «Прощай навеки!» — поражает Ричарда кинжалов подошедший Ренато.
Музыка обрывается. Гости толпятся вокруг смертель-но раненного графа. Кто-то срывает с Ренато маску: смерть убийце! Но Ричард прощает бывшего друга. Умирая, он кля¬нется: Амелия не запятнала чести мужа. «О, если бы вернуть все снова, я отдал бы жизнь ему!» — склоняется над Ричар¬дом потрясенный Ренато. И не получает ответа. Граф Ричард Варвик, правитель Бостона, мертв.