Замок герцога Синяя Борода (опера)

  • Печать

 

Бела Барток

Либретто Б. Балажа. Первое представление состоялось 24 мая 1918 г. в Будапеште.



Пролог. Глухо и скорбно звучит голос чтеца:

Это предание о многих страданиях. Их смысл и значение понять вы должны... Видите замок? Он вам не знаком? Знайте же — тайна скрывается в нем.

Густой пеленой мрака и зловещим безмолвием окутан замок герцога Синяя Борода. Тут нет окон, и лишь слабый,дрожащий отблеск света вырывает из темноты приземистую железную дверь. Она медленно приоткрывается, и на пороге возникают смутные, неясные силуэты людей. Их двое. Это сам владелец замка, грозный герцог Синяя Борода, и его возлюбленная Юдифь. С доверчивой нежностью прижимается девушка к плечу могучего рыцаря. Пусть он всеми проклят, пусть имя его ненавистно людям и наводит ужас на всю округу Она беззаветно любит его, а потому и не задумываясь бежала с ним, навсегда покинув и отчий кров, и родных,и жениха.
В мглистом сумраке огромного зала постепенно проступают очертания семи больших, черных, кованных железом дверей. Что скрыто за ними? Может быть, если сорвать эти крепкие запоры и распахнуть тяжелые створки, в крепость ворвутся солнце и свежий ветер? Может быть, исчезнут тогда могильный холод и таинственное оцепенение, отступит гнетущая тьма, от которых Юдифи становится страшно и хочется плакать? «... Не надо искать замков, хранящих тайны»,— предупреждает ее герцог. И все же он уступает мольбам любящей его девушки. В полумраке звенит связка ключей. С жалобным скрипом, напоминающим стон, приоткрывается первая дверь — и багрово-красный луч, вырвавшись наружу, скользит по каменным плитам замка. Подобно кровавой ране зияет отверстие двери в крепостной стене. Страшное зрелище представляется взору Юдифи — тяжелые ржавые цепи, железные крючья, леденящие сердце орудия пыток. «... Это застенок, Юдифь, здесь мой застенок»,— говорит герцог. Так пусть же Синяя Борода отомкнет вторую дверь, просит девушка. Скорее, скорее» может быть, из нее пахнет свежим ветром и лаской солнечного тепла? Желтовато-оранжевые блики света падают к ногам Юдифи — это отворилась вторая дверь. Копья, мечи, щиты, алебарды, окропленные запекшейся кровью боевые доспехи... «Это моя оружейная, мой арсенал»,— слышится голос рыцаря. «Как ты могуществен, как силен,— шепчет девушка.— И как жесток...» Ослепительно ярким золотым сиянием озаряются своды замка — это настежь распахнулась третья дверь. Груды сокровищ видит теперь ошеломленная Юдифь, искрящиеся
благородным блеском слитки золота, сверкающие россыпи бриллиантов, сапфиров, алмазов... Только почему и на них пятна крови? — недоумевает она. За четвертой дверью — благоуханный цветущий сад. И повсюду — на пышных кронах деревьев, на нежных лепестках роз и белоснежных красавицах лилиях — все те же алые росинки крови... «Ни о чем не спрашивай, Юдифь,— требует герцог.— Открой же пятую дверь!» Наконец-то радужный сноп яркого солнечного света и свежий ветер проникают в замок-темницу. С балкона перед Юдифью расстилаются необозримые просторы изумрудных лугов, долин, лесов, величественных гор. Странно только, даже облако над ее головой — и оно отливает зловещим багрянцем человеческой крови...

«Все дарую тебе, Юдифь,— ласково нашептывает герцог,— и плодородные земли, и груды драгоценных каменьев. Прошу, забудь только о двух последних дверях! Взгляни, разве теперь не светит солнце?» Но его возлюбленная нетерпеливо и встревоженно требует ключ от шестой двери: «Открой же ее, о проклятый всеми герцог Синяя Борода!» Глубоким стоном отдаются камни замка при повороте ключа. Изумленной девушке видится тихое, неподвижное озеро, мерцающее серебристо-голубоватым отблеском прозрачной водной глади. «Это слезы»,— доносится до нее признание герцога. В гневе вопрошает Юдифь своего возлюб: верны ли слухи, что уже многих женщин любил он прежде? И что таит его страшное прошлое? Почему здесь повсюду кровь? Откуда оно, это печальное озеро слез? Разгадка всех тайн — за седьмой дверью. Синяя Борода должен ее открыть!

С последним ключом в руке, медленным, нерешительным шагом направляется Юдифь к заветной двери и со страхом отворяет ее. Во внезапно сгустившейся темноте, подобно призракам, появляются фигуры трех женщин — прежних жен герцога. Это они, хранительницы всех его несметных богатств; они поливают цветы в его волшебном саду. «На рассвете я нашел первую,— обращается к Юдифи рыцарь,— на алом, ароматном, прекрасном рассвете. Ей принадлежит каждый рассвет... Вторую я нашел в полдень, в безмолвный, жаркий, золотой полдень. Каждый полдень теперь принадлежит ей... Третью я нашел вечером, мирным, томным, темным вечером. Ей принадлежит теперь каждый вечер...»

Приблизившись к Юдифи, герцог венчает ее алмазной короной и накидывает на ее плечи черный, звездный палантин. «Синяя Борода, не надо!» — в ужасе молит девушка. Увы, напрасно... «Четвертую нашел я ночью, звездной, черной ночью. Теперь твоей будет каждая ночь... твоей, мое самое ценное сокровище».

Молча, с низко опущенной головой, шествует Юдифь вслед за прежними женами герцога. Наглухо затворяется за ними седьмая дверь. Вновь погружается таинственный замок в холод, одиночество и мрак.