Отелло (опера)

  • Печать

Джузеппе Верди

Либретто А. Бойто по одноименной трагедии В. Шекспира. Первое исполнение состоялось 5 февраля 1887 г. в Милане.

Действие первое.

Гавань приморского города на Кип¬ре. Шторм. Гроза. Однако набережная, где высится дворец губернатора острова, полна народа. «Белый парус! Это ко-рабль полководца- Он разобьется о скалы! На помощь!» — волнуется народ, наблюдая за борьбой легкого судна с урага¬ном. Но корабль, управляемый умелой рукой, устремляется к берегу.
Торжествующие раскаты труб, радостные выкрики — по ступеням набережной поднимается полководец Венеци-анской республики, новый губернатор Кипра, мавр Отелло. Возвестив о победе над врагом, он направляется во дворец, провожаемый восторженными возгласами.
Народ ликует. Песни, пляски, шутки, смех. Даже гроза, словно покоренная общим весельем, стихает, дав возмож-ность вспыхнуть победным кострам. 
Но Яго, соратник и приближенный Отелло, нерадостен. Мучительно завидуя прославленному полководцу, Яго нена-видит его. И то, что Отелло, назначив молодого Кассио капи¬таном, оставил Яго лишь адъютантом при себе, переполнило чашу его терпения. Он отомстит проклятому мавру! Уничто¬жит, используя любую брешь. Отелло доверчив. Кассио бес¬печен. А венецианец Родриго, безнадежно влюбленный в жену Отелло Дездемону, изнывает от досады и ревности. Что ж.» Начнем с Родриго.
Убедив венецианца, что муж не помеха,— Дездемона с ее белой кожей, золотыми кудрями и нежным взглядом не сможет долго любить сурового мавра,— Яго восстанавлива¬ет Родриго против красавца Кассио: вот кто счастливый со-перник. Потом, напоив обоих в таверне, провоцирует ссору. Кассио выхватывает шпагу, Родриго обнажает свою. Напрас¬но бывший губернатор Кипра Монтано пытается их разнять: «Кассио, вам вверена охрана острова!» Опьяневший Кассио ранит Монтано.
Из дворца выходят Отелло и Дездемона. Узнав от Яго, что молодой капитан забыл долг и честь, Отелло лишает Кассио чина. Довольный Яго, сокрушенно вздыхая, берет провинившихся под стражу. Народ расходится.
Над опустевшей набережной спускается тихая звезд¬ная ночь. Отелло и Дездемона одни. Они счастливы, что пос¬ле разлуки снова вместе, могут сказать друг другу о своей любви. Она полюбила его за муки, а он ее — за сострадание к ним... Нет, словами не выразить того, что им даровано. Это ценнее жизни.

Действие второе.

Зал во дворце. Яго пригласил сюда Кассио, чтобы дать совет, как вернуть расположение Отелло. Для мавра просьба Дездемоны — закон. Если Кас¬сио прибегнет к ее защите, он опять — блестящий капитан при шпаге. Дездемона ежедневно прогуливается в полдень в саду, который так прекрасно виден через эти распахну¬тые двери. Гуляет она в сопровождении одной Эмилии, жены Яго. Так что опасаться ненужных встреч,— напри¬мер с Отелло,— нечего. Пусть Кассио подождет на том бал¬коне.
Обнадеженный Кассио уходит. Яго потирает руки: бес-печный малый послужит доброй приманкой в западне для Отелло. Совесть и жалость — все это вздор на пути того, кто идет к намеченной цели.
В саду появляются Дездемона с Эмилией. Яго зовет опального капитана. Живо, пока никто не помешал.
Замысел удался; Дездемона участливо слушает пыл¬кую речь молодого Кассио. Жаль, что здесь нет Отелло,—до¬садует Яго. Не пойти ли за мавром? Однако Отелло, точно на зов, приходит сам.
Притворяясь встревоженным, адъютант старается раз-будить ревность Отелло. Нежная пара... Старые связи... Но что за бегство при виде мужа?..
Отелло в недоумении. Да, поспешный уход Кассио его удивил. Кассио словно боится чего-то. Да, Дездемона была знакома с ним раньше, до брака с Отелло. Но чтобы Кассио и Дездемона...
Их прерывают голоса в саду. Среди зелени мелькают пе¬стрые платья рыбачек, мундиры солдат, матросов — жители Кипра пришли приветствовать Дездемону. Они восхваляют ее красоту, радушие, кротость. Дети устилают ее путь цветами.
Отелло растроган. Суд народа — истинный суд. Дезде-мона вне подозрений. И все же намеки Яго наполняют душу Отелло тревогой. Заставляют, помимо воли, следить, как со-ветовал Яго, за каждой мелочью. Вот Дездемона входит в зал. Она безмятежна. Но почему она так настойчиво просит за Кассио? И почему сам Отелло волнуется, думая о том, что он черен, что битвы его состарили? Что с ним? Откуда сомне-ния? Или Яго сказал правду: ревность, вонзившись в сердце, питается собственным ядом?
Дездемона обеспокоена волнением мужа. У него болит голова? Она повяжет ее платком... Но Отелло в гневе швыря¬ет повязку на пол. Не надо! Пусть все уйдут!
Эмилия поднимает платок — отдать госпоже. Но Яго перехватывает его: платок пригодится. «Молчать!» — при-казывает он испуганной жене, высылая ее вслед за Дездемо-ной. Сам он остается. Подходит к Отелло. Он понимает, со-чувствует...
Отелло в бешенстве отталкивает Яго. Недостойный! Может ли он понять, что сделал? Посягнуть на доверие — это значит посягнуть на честь, на славу, на воинскую доблесть! На жизнь! А если посмел посягнуть, то пусть дает доказа¬тельства.
Мавр уже не владеет собой. Он еще не верит. И... верит. Яго в притворном отчаянии встает на колени. Он не хотел го¬ворить, не имея точных улик. Увы, его вынуждают. Однаж¬ды ночью в походе сонный Кассио выболтал тайну... Небеса рассудят, кто прав. Но если честь Отелло поругана, рука Яго не дрогнет!

Действие третье

. Парадный зал во дворце. Здесь все готово к приему послов из Венеции. Герольд извещает: ко-рабль на горизонте. Однако Отелло принимает известие рав-нодушно. Смятенный, изумленный, бродит он по пышным покоям. Яго сказал: платок Дездемоны у Кассио, подарен ею во время свидания. Ложь это или правда?
В зал поспешно входит Дездемона. Любимый, они дол¬го не виделись... Ложь или правда? — смотрит на жену Отел¬ло. И, словно отравленный, видит не ту, которую так безза¬ветно любил. Чистый, светлый облик — неужто это только личина?
Отелло просит Дездемону повязать ему голову платком. Нет, не этим платком, а тем, что он подарил ей в день свадь¬бы. Тот платок дала ему, умирая, мать. Его нет? Потерян? Зачем она лжет?!
Дездемона испугана. Взгляд мужа полон тоски Отелло! Разве может она ему лгать? Ведь в нем одном воплотились все ее чувства, мысли, желания... На ее глазах слезы, и Отелло разжимает кулак. Она должна уйти. Иначе., он заставит ее уйти! Силой он ведет жену к выходу. И когда дверь за Дезде¬моной закрывается, неподвижно стоит посреди огромного зала. Пошли ему завтра судьба гибель в сражении, темницу, пыт¬ки — он снесет их без стона. Но то, что владеет им сейчас,— сильнее его. Все, чем он жил доныне, во что беспредельно ве¬рил, рушится!
Он так подавлен, что, увидев Яго и узнав о приходе Кас¬сио, теряется. Как он низко пал! Полководец, правитель Кип- pa должен, по совету адъютанта, прятаться, точно вор! «Вон за ту колонну, оттуда все видно и слышно»,— указывает Яго. После этого он приводит Кассио.
То подводя опального капитана к колонне, за которой при¬таился Отелло, то увлекая его в сторону, Яго хитро жонглирует именами двух женщин — Дездемоны и возлюбленной Кассио Бьянки. В интриге способен запутаться не только доверчивый, ревнивый мавр- А теперь последняя карта: подброшенный в комнату Кассио платок Дездемоны. Беспечный красавец, не зная, чей это платок, носит его при себе. Пусть он покажет его еще раз,— просит Яго, когда они подходят к колонне. Любуясь искусным узором, Кассио разворачивает легкую ткань.
Отелло потрясен: он убедился в измене жены. Убить! Яд... он казнит сам_. Но как ни яростен Отелло, он не забывает на¬градить верного адъютанта: Яго теперь капитан. Клеветник, пряча усмешку, благодарит. Расправу с Кассио он берет на себя. I
Пушечные залпы извещают о прибытии послов. Входят почетные гости, свита, Дездемона, Эмилия, слуги. Сановник Венецианской республики Лодовико торжественно подает Отелло свиток: дож и сенат, приветствуя доблестного полко-водца, отзывают его в Венецию для оказания почестей. Пре-емником Отелло, во время его отсутствия, остается Кассио.
Назначение на высокий пост того, кто стал ему так не-навистен, поздравления гостей, а главное, присутствие Дез-демоны и ее дружелюбные слова, обращенные к Кассио, до-вершают удар. Грубо оскорбив Дездемону, Отелло требует, чтобы гости ушли. Общее смятения. Празднество прервано. Зал опустел. Остается, как злая тень, один лишь Яго.
С улицы доносятся приветствия народа: «Мы славим тебя, Отелло! Славим тебя, лев Венеции!» Но Отелло под бременем горя падает без сознания. «Вот он, грозный лев Венеции!» — злорадствует Яго, глядя на тело, распростертое у его ног.

Действие четвертое.

Спальня во дворце. Дездемона тоскует, полная тяжких предчувствий. Скорбно звучит ее песня о покинутой девушке: «Он был рожден для борьбы и славы, я для любви...» Эмилия пытается успокоить госпожу, нота, угнетенная мрачными мыслями, прощается с ней. 
Последнее прибежище — молитва. После ухода Эмилии Дездемона, упав перед распятием, просит Всевышнего вер¬нуть ей любовь Отелло. Затем, успокоившись, засыпает.
В комнату неслышно входит Отелло. Подняв лампаду, он долго глядит на жену. Дездемона прекрасна. И Отелло, забыв вдруг ужас последнего времени, целует ее. На миг к нему вернулось былое — вера, любовь. Но Дездемона, открыв глаза, пугается. И участь ее решена. Тщетно она клянется в своей невиновности, тщетно молит пощадить... Пальцы Отел¬ло железным кольцом сжимают ее горло.
Вбегает встревоженная Эмилия. При виде мертвой гос¬пожи она, в отчаянии, сзывает народ и, забыв страх перед му¬жем, разоблачает Яго. Тот пытается бежать; его задерживают.
Отелло, выхватив кинжал,— вот судья для того, кто, по¬верив предателю, убил свое счастье! — закалывается. «Дез-демона.. Снова я с тобою.. Всегда с тобою!»