Прибежище добродетелей (балет)

  • Печать

Йозеф Старцер

Музыка к танцам Й. Старцера, к ариям и хорам — Г. Раупаха. Либретто А. Сумарокова. Балетмейстер Ф.Гилъфердинг. Первое представление: Санкт-Петербург, Большой театр,1759 г.

 

Часть первая

Хор:
Истины о дщерь прекрасна!
Вся печаль твоя напрасна,
Свещешь место ты себе.
Во злодейство мир пустился,
Но не весь преобразился,
Жертвует еще тебе.


Добродетель:
О ты, превратный мир!
Ты сам тому свидетель,
Сколь стеснена тобою Добродетель. 
Уже прибежища нигде не вижу я.
Скончалась на земли навеки власть моя:
Лишилась истина великолепна вида;
Везде свирепости, лукавство и обида.
Убийствие, борьба, насилие, разбой,
Неправосудие, вдовиц и сирых вой.
Хотя меня уста всеместно прославляют,
Сердца без жалости всеместно оставляют,
И мне ругаются, не чувствуя стыда;
Ожесточилася Европа навсегда.


Европейка:

Когда рождение родитель забывает,
В тебе одной моя надежда пребывает:
Отъемлет у меня любезного отец
И радостям моим он делает конец.
Стенанья моего он более не внемлет,
Богатством ослеплен, любовника отъемлет:
Он все на кровь свою свирепства устремил
И отдает меня тому, кто мне не мил.


Добродетель:

Одно сие тебе, несчастной, отвечаю:
Хочу тебе помочь, но помощи не чаю.
Пойду изобличать мучителя сего.
Но кто послушает закона моего! (Отходит.)


Европейка:
Источник горести и злой моей напасти,
Рушитель пагубной моей спокойной страсти,
Прелютый хищник всех моих приятных дум!
Богатство! Весь тобой смущается мой ум

.
Европеец:
Сей день меня с тобой навеки разлучает.

Европейка:
И наши радости навеки окончает.

Европеец:
Мучительный огонь любовничей крови!


Европейка:
Плачевные плоды нежнейшия любви!


Европеец:
Приятны времена, все ныне вы миновались.
Минуты счастливы, где ныне вы девались!
Почто летаете на мысли вы моей? 
О небо, для чего я мил толико ей?
Почто я мил тебе! Почто... А ты, пылая,
Страдай, смятенный дух! О часть моя презлая


Европейка:
Не ради счастия предписано судьбой,
Но для лютейших бед спознаться мне с тобой.
Не жить, но мучиться родилися мы оба:
Моя наставша жизнь противнее мне гроба,
Рассеяла мой ум и поразила грудь.
О рок, отверзи мне скорее к смерти путь!


Добродетель:
Преодолейтеся, и мысли покорите,
В великодушии страсть нежну претворите.
Ко злату твой отец почтение храня,
Что я ни говорю, не слушает меня.


Европеец: Лишился я тебя.


Европейка: И я тебя лишилась.


Добродетель:
Страдайте, бедные; часть ваша совершилась. (Европеец и Европейка отходят.)
Куда ни погляжу, переменился свет,
Отец супругой дочь богатству отдает! (Гений приходит.)
Скажи ты, Гений, мне, еще ли мы в надежде?


Гений:
Европа и теперь злодействует как прежде.


Добродетель:
Когда прияла здесь неправда полну власть,
Пойду в иную я подсолнечныя часть.
Прости, страна, где я сидела на престоле
И где народ моей повиновался воле
Простите, области, где жертвенник наук,
Отколе проницал вселенну славы звук;
Прости, позорище труда умов толиких
Простите, гробы все и прах мужей великих.
Простите вы, леса, вы, горы, и луга,
И волны, моющи Европины брега.
Простите, озера, источники и реки.
Не буду зреть тебя, Европа, я вовеки!


Гений:
Тебя от наших стран
Лукавство отсылает,
Неправда здесь пылает,
Везде у нас обман.
Ты сира здесь и нища.
Ищи себе жилища.

 

Часть вторая

Театр представляет чертоги.


Добродетель:
Когда подсолнечна была почти пуста,
Благословенные природою места,
Вы были и тогда народом населенны
И к жительству людей одни, одни определенны!
Питалище наук, в тебе блажен был век,
В тебе был рай, в тебе был счастлив человек!
Великолепие твое сияло златом,
Луга твои весь год покрыты ароматом,
Рождаешь ты жемчуг в источниках своих,
Мать злата и сребра и камней дорогих!
О мать премудрости, Европу забываю,
В тебе я, Азия, покрова уповаю!
Здесь Зефир не знает сна
И о Флоре не тоскует,
С нею завсегда ликует;
Вечно царствует весна. (Гений приходит.)
Скажи, какие в сих народах ныне нравы;
Хранится ль истина? Не рушатся ль уставы?


Гений:
Все уставы пали здесь,
Месть и злоба — те обычны,
Кои аду лишь приличны,
И везде свирепство днесь.
Азиатка: Куда сокроюся!
Добродетель: О чем ты так стонаешь?


Азиатка:
О ты, кто ты ни есть, хотя меня не знаешь,
Сокрой невинную, несчастную из жен!
Супруг мой ревностью смертельно уражен,
И в преступлении не зря меня ни малом,
За мною, разъярен, он гонится с кинжалом.
(Азиат вбегает со следующими ему.)


Азиат:
Кончай неверну жизнь.


Добродетель (схватив руку его) Постой, постой на час
И добродетели внемли прискорбный глас

Азиат:
Когда невинной нет, мой рок того содетель:
Погибни истина, погибни добродетель. (Добродетель отходит. Гений остается в стороне.)


Азиатка (став на колени): Умедли казнь мою и с жалостью возри,
Умедли и мою невинность разбери,
Воспомни, что жила, вручась тебе судьбою,
В горячей я любви и в верности с тобою.
Воспомни ласки все ты сердца моего;
К себе мой жар ты мог узреть изо всего,
Привычка моея любви не умеряла,
И нежностью в том я всечасно уверяла.
Превосходил мой жар изображенье слов,
И пламень мой к тебе всегда был в сердце нов.
Приятностей моих немного хоть исчисли,
И, ах, войди, войди в свои ты прежни мысли!


Азиат:
Восстань... тревожится мой весь тобою дух.
Могу ль любовник быть — и быть убийца вдруг!
Я чувствую в себе неизреченну муку.
О небо, отдержи мою от казни руку!


Азиатка:
Уйми пылающей стремление крови.
К кому ревнуешь ты, достоин тот любви
Супруги твоея

.
Азиат:
Еще не отомщаю.


Азиатка: Он...


Азиат: Ты прими мзду. (Ударяет кинжалом.)


Азиатка: ...мне брат.


Азиат: Брат!
(Упускает из рук кинжал.)


Азиатка: Не ложь вещаю.


Азиат:
Не Гром ли мя разит!

Азиатка:
Пришел из дальних стран,
Нападков убежав сокрыться.
Я тиран, я варвар
,Напоен я кровию твоею.


Азиатка: Спокойся... Ну, прости


Азиат:
Я стражду, каменею,
Своих лишился всех на свете я отрад
Не надобно тебе мне мук готовить, ад,
И казни сыскивать излишне бесполезной, 
Тверди лишь только то: уж нет твоей любезной. (Падает в руки стоящих.)


Гений:
О ревность лютая! Препагубная страсть! (Добродетель приходит.)


Добродетель:
Когда свирепству здесь дается полна власть,
Пойду отсель я жить в другие царства света
Иль буду странствовать во все оставши лета?..


Она же:

Есть ли в свете где-нибудь, Есть ли счастлива держава?


Гений:
Шествуй, Азию забудь! Шествуй, здесь погибла слава!


Оба:
Где суд истинный цветет, Тамо лишь несчастья нет.


Добродетель:
Там прямые человеки.


Гений:
Тамо золотые веки.

Оба:
Там стенают завсегда,
Злые мысли где вселятся;
Где нет истине вреда,
Тамо люди веселятся.

Часть пятая


Во время играния неотрывно следующей терцету хо-ральной музыки, покамест не начнется пение, театр пере-меняется и представляет великое пространство моря. Доб-родетель приближается к брегам России. Вдруг море пре-вращается в приятное жилище. Является великолепное здание на седьми столпах, знаменуя утверждение седьми свободных наук, которые в державе сей употребительны. Российский орел, огражденный толпою гениев, в светлых облаках является и распростертыми крылами изображает наукам в области своей покровительство. Радость и удив-ление владычествуют сердцами обитателей, которые, вос-хищенны ревностным усердием и благодарностью, устрем-ляются торжествовать сей благополучный день и в совер-шенном счастии веселятся, что жилище их есть прибежище добродетели.


Хор:
Шествуй, Добродетель.
Какова Россия, океан свидетель,
И внимай в сей час
Громкий многоустный океана глас!


Хор и начало танцев:
Здравствуй, о Елисавета
Царствуй нами многи лета,
Буди счастлива всегда!
Ты нам мать, твои мы чада;
Небо дай, чтоб ей досада
Не коснулась никогда! (Минерва является.)


Хор и окончание танцев:

Познай Минерву ты, которая вещала
В Америке тебе,
Что сыщещь ты себе
Покров, который я советом обещала;
Тебя, Елисавет,
С щедротою объемлет,
Народ священные твои уставы внемлет.
И услаждается тобой российский свет.
Счастливы дни, процветайте
В славной России вовек,
Радости в оной летайте,
Праведен будь, человек.
Злоба, сокройся во ад,
Стикс, Ахерон преплыви,
К вечной россиян отраде
Здесь добродетель живи!


Добродетель:
Касаяся брегов великия державы,
Великолепия исполненной и славы,
Целую те места, целую воздух сей,
Рожден в которых Петр со дщерию своей.
О царство, коего обширны толь границы!
Я зрю высокий трон твоей императрицы,
И зрю лице ея, почтение храня;
С щедротою она взирает на меня.


Хор и начало танцев:
Здравствуй, о Елисавета,
Царствуй нами многи лета,
Буди счастлива всегда!
Ты нам мать, твои мы чада;
Небо дай, чтоб ей досада
Не коснулась никогда!


Хор и окончание танцев:
От нас, печали, удалитесь!
Ликуйте, россы, веселитесь!
Ликуй, блаженная страна!
Ищи, народ, бессмертной славы,
Чти истину и добры нравы,
Вседневно в вечны времена!